Проданное завещание

zakon

Как говорится, знал бы, где упасть, то соломку бы подстелил. А вот Квасовой эту соломку подстелила сама судьба. Не успела она получить страховой полис, как ей пришла повестка из суда. Оказалось, что на купленную более 10 лет назад квартиру начал предъявлять претензии ее бывший муж. О том, как такое стало возможно и каковы перспективы у истца, рассказывает директор Агентства страховой компании «Согласие» Олеся БУХТОЯРОВА.

— Татьяна Александровна Квасова (здесь и далее ФИО участников судебного процесса изменены) решила взять кредит. Кредит она брала под залог своей квартиры. Помимо других разных бумаг банк настоял на заключении договора страхования титула квартиры — на случай претензии третьих лиц. И хотя таковых в ближайшее время не предвиделось, но женщина подчинилась требованиям банка. Это сейчас, заглядывая вперед, нам ясно: хорошо, что банк выдвинул такие условия. При данном виде кредита страхование титула необязательно. Но есть банки, которые предлагают хорошую процентную ставку, только при наличии страхового полиса.

И вот, не прошло, наверное, полгода со дня заключения договора, как претендент на квартиру появился. Им оказался бывший муж Татьяны Александровны – Квасов Александр Юрьевич. Он считал себя наследником, поэтому подал исковое заявление в суд, в котором просил признать договор купли-продажи квартиры недействительным. И действительно, его тетя, Квасова Любовь Александровна, еще в далеком 1993 году написала на своего племянника завещание, которое он обнаружил после ее смерти. А рядом…. договор купли-продажи. И когда его мать узнала, что хозяйкой квартиры отныне является бывшая жена ее сына, то сказала ему: «Ты наследник, квартира твоя и нечего ее уступать чужим людям…». Так все и началось. Но чтобы лучше понять всю сложность взаимоотношений этого семейства, давайте проследим хронологию развития событий.

История спорной квартиры

Февраль 1993 г.

Некто Слатвинский С.В., умирая, оставил в наследство по завещанию свою квартиру Квасовой Любови Александровне. Право собственности на квартиру у нее наступило с 28.04.1993 г. А так как она была инвалидом второй группы, часто болела, то летом того же года Квасова Л.А. написала завещание на эту квартиру в пользу племянника.

Апрель 1993 г.

Квасов А.С. заключает брак с Татьяной Рындиной (в девичестве), которая вскоре сменила фамилию на Квасову. Как пишет в исковом заявлении сам Квасов, что «втайне от матери я заключил брак с Рындиной Татьяной Александровной, брак был расторгнут 14 сентября того же года…». По всей видимости, это произошло по настоянию его матери, когда та узнала об этом. После развода Квасов переехал к матери, а его бывшая жена и их общая дочь остались жить в этой квартире. Сама Квасова Л.А. в ней не проживала, у нее было свое жилье – двухкомнатная квартира в этом же районе. В спорной квартире оставались жить Татьяна Квасова с дочерью, они навещали пенсионерку, помогая той по хозяйству и ухаживая за ней.

Сентябрь 1997 г.

Как поясняет ответчица по делу Квасова Т.А., в это время их семейные отношения вновь начали налаживаться. Они встречались, вместе водили дочь в цирк, кино, гуляли с ней в парке, подолгу беседовали. И в 1999 году семья окончательно воссоединилась, и они вновь вместе стали проживать в спорной квартире.

Сентябрь 1999 г.

Тетя истца, Квасова Л.А., видя, что семья воссоединилась, а может быть в порыве каких-то других чувств, приняла решение продать квартиру Квасовой Т.А. Сделка была проведена в соответствии с законом и зарегистрирована нотариусом Цветковой А.С. Расчеты между сторонами были проведены в полном объеме еще до подписания договора купли–продажи. О чем и была сделана соответствующая запись. Также в соответствии с законом непосредственно у нотариуса был подписан акт приема–передачи квартиры. На момент подписания договора Квасов А.Ю. и Квасова Т.А. в зарегистрированном браке не состояли.

1999 — 2009 гг.

Все эти годы Квасовы проживали совместно в спорной квартире. Жили до тех пор, пока между ними не произошел разлад, после которого примирения так и не наступило.

О том, что между ними произошло, пишет в возражении на иск Квасова Т.А.:

«В декабре 2009 года истец после семейной ссоры прогнал меня и дочь из спорной квартиры. Какой-то период времени мы контактировали с ним, он все время жаловался на свою властную мать, что она ему не дает личной жизни, однако более примирения в семье не произошло…».

Январь 2010 г.

Тетя истца, Квасова Л.А., умирает, оставляя в наследство своему племяннику, Квасову А.Ю., квартиру, в которой сама проживала. Истец вступил в права наследования двухкомнатной квартирой по завещанию. И, о ужас, вместе со вторым завещанием в бумагах тети он обнаружил договор купли-продажи спорной квартиры в пользу его бывшей супруги Квасовой Т.А.

Апрель 2010 г.

И спустя какое-то время Квасов А.Ю. подает иск о признании договора купли–продажи квартиры недействительным. Он пишет, что составлен тот был под влиянием заблуждения. Его тетя была больная женщина и в момент заключения договора купли–продажи была не в состоянии понять значение своих действий и руководить ими из-за «наличия множественных соматических заболеваний и престарелого возраста». Она легко поддавалась внушению, ее уговорили, и под влиянием заблуждения старая больная женщина подписала этот злосчастный договор. Но Определением Тушинского районного суда г. Москвы иск его был оставлен без рассмотрения.

Январь 2012 г.

Квасов А.Ю. вновь подает в Тушинский районный суд иск на свою бывшую супругу, и дочь о признании договора купли–продажи от 09.09.1999 г. недействительным. Он просит признать за ним право собственности на спорную квартиру в порядке наследования. Так же он настаивает на снятии с регистрационного учета Квасовой Т.А. и Квасовой М.А.

По поводу пропуска сроков исковой давности он говорит, что узнал о продаже квартиры ответчице лишь после смерти тети, во время разбора ее бумаг.

Вот как описывает эти события спустя более чем 10 лет сам Квасов:«…с подачи ответчицы Квасовой Татьяны Александровны, подученной ее подругой риэлтором, моя больная тетя продала квартиру моей бывшей жене. А нотариус Цветкова А.С. заверила этот договор купли-продажи. В этом договоре вызывает сомнение факт подписи Квасовой Л.А., поскольку они точно такие же, как и в завещании, которое было составлено в 1993 году. А между тем в ноябре 1996 года Квасова Л.А. перенесла операцию на правой кисти. Поэтому я прошу провести почерковедческую экспертизу….».

В ходе судебного заседания истцом было выдвинуто ходатайство не только о проведении почерковедческой экспертизы, но и о наложении ареста на спорную квартиру в качестве обеспечения иска. Суд удовлетворил данные ходатайства.

Фемида во всем разберется…

Понятно, что каждая сторона видит ситуацию по-своему. И кто из них прав, кто нет, думаю, что в этом разберется суд. Но мне хотелось бы остановиться на факте: знал Квасов или нет о том, что квартира тете уже не принадлежит. И мне кажется, что истец тут лукавит. Жить 10 лет в квартире и не знать о том, кто является собственником, в это трудно поверить.

Да и Квасова Т.А. мои мысли подтверждает. Вот как она вспоминает о том времени: «Истец проживал с нами по спорному адресу постоянно одной семьей, поэтому он знал о совершенной сделке и сам способствовал этому…

…..истец говорит, что ему стало известно о том, что Квасова Л.А. перестала быть собственником квартиры, только после ее смерти. И одновременно в своем исковом заявлении он заявляет о том, что «ответчица неоднократно при мне заявляла тете, что ей не нужна спорная квартира». Эти цитаты из иска полностью исключают друг друга…»

И не согласиться с этим нельзя. Тем более что есть совсем неоспоримые доказательства того, что Квасов все же знал, кому на самом деле принадлежит данная квартира. Но давайте еще раз обратимся к высказыванию самой Квасовой Т.А.:«… при установке счетчиков воды в квартире я не смогла отпроситься с работы, и истец самостоятельно заполнял документы, в которых сам лично указал, кто является ее собственником…».

Думаю, что дальнейшие комментарии излишни.

В настоящее время дело рассматривается в Тушинском районном суде г. Москвы. Им удовлетворено ходатайство о проведении почерковедческой экспертизы, истцом и ответчиком приводятся доказательства, подтверждающие их требования, делаются запросы в компетентные органы для истребования образцов почерка Квасовой Л.А., представляются доказательства проживания и содержания данной квартиры ответчиком.

Суд привлек в качестве третьего лица и нотариуса Цветкову А.С., которая удостоверяла сделку купли–продажи от 09.09.1999 г.

Казалось бы, все ясно, и Татьяна Квасова является законной собственницей. Сомнений тут быть не может. Но людям стоит помнить, что решение суда никогда нельзя предсказать. Здесь многое зависит от разных обстоятельств и….профессионализма адвоката. Поэтому, когда вы покупаете квартиру и не уверены, что она «чиста» юридически или много раз переходила от одного собственника к другому, то лучше застрахуйте ее от претензий третьих лиц. Страховой полис по сравнению со стоимостью квартиры — это сущие копейки. Зато спать вы будете спокойно.

Записал Вениамин Вылегжанин

Вы можете подписаться на новости нашего сайта

введите Ваш email адрес

Delivered by FeedBurner

UA-29084225-1